Архитектура вседозволенности в проектах испанской звезды

Зa ним тянeтся шлeйф рaбoт, рeaлизaция кoтoрыx бeскoнeчнo прoдлeвaeтся, a стoимoсть в прoцeссe стрoитeльствa стрeмитeльнo рaстeт из-зa нeпрeдвидeнныx слoжнoстeй и кoнструктивнoй странности объектов. Закрыть здание и отменить запланированные в нем мероприятия пришлось в декабре, когда плитки буквально посыпались на головы при усилении ветра. Проект здания принадлежит архитектору, известному своими красивыми, но убыточными и непрактичными сооружениями – Калатраве. Строительным компаниям, возводившим здание, это обойдется в три миллиона евро, а фасад будет выкрашен в белый цвет и останется таким до тех пор, пока на удастся закрепить плитку. Оперный театр в Валенсии – Дворец искусств королевы Софии – остается без фасадной мозаики, которую начали снимать, чтобы она не причинила вреда людям, падая самостоятельно.
Сейчас город судится с архитектором, поскольку красивый мост постоянно ремонтируется, а плитка его поверхности такая скользкая, что в дождь по ней не могут ходить люди и проезжать инвалиды в колясках. Удивительно элегантный и в самом деле красивый мост Конституции в Венеции, вогнавший город в долги и строившийся в два раза дольше проектного срока, обошелся городу в сумму, превышающую 11 миллионов евро при первоначальной стоимости проекта в 4 миллиона.

Построенный в 2005 году театр, входящий в комплекс Города наук и искусств, стоил в три раза больше, чем было заложено в проекте, что составило 900 миллионов евро, но в связи с отсутствием у Валенсии таких средств, на городе повис кредитный долг. Сейчас его размер составляет 700 миллионов евро. При строительстве театра выяснилось, что в нем есть полторы сотни мест, зрители которых не могут увидеть сценическую площадку, а в здании Музея науки архитектор не предусмотрел аварийных выходов и средств для подъема инвалидов на этажи. За проект театра Калатрава получил почти 95 миллионов евро.

За мостом Субисури, спроектированным Калатравой, закрепилось прозвище «Моста сломанных ног» — настолько скользкой оказалась плитка его покрытия… 
Автор проекта не предусмотрел мест для размещения торговых объектов, и, более того, в La Palome – «Голубке» — не оказалось зон прилета, и пассажиры немедленно после таможни попадали на улицу, где дожидались выдачи багажа. Все, кому приходилось видеть проекты Калатравы, остаются завороженными красотой его творений, но строители и владельцы буквально разоряются на них – архитектор совершенно не учитывает самых необходимых параметров зданий. Аэропорт Бильбао – здание редкостной красоты – оказался спроектирован столь удачно, что через год эксплуатации его пришлось перестраивать.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.